Вебкама.нет. Особенности работы секс-индустрии под санкциями

Текст: Алексей Полоротов
Иллюстрация: Маруся Катарсис

Санкции из-за военной спецоперации России в Украине ударили не только по промышленности, бизнесу и российским олигархам. В какой-то момент мир начал настолько ненавидеть все русское, что пострадали даже работницы секс-индустрии. В марте сервис Onlyfans и многие стриминговые платформы для вебкама заморозили аккаунты российских моделей и лишили их (пусть многих и на время) возможности зарабатывать. Осторожно Media пообщались с бывшей владелицей пяти вебкам-студий и коучем в секс-индустрии Евгенией Кокосовой и узнали о том, с какими сложностями после начала спецоперации столкнулись российские вебкамщицы.

С какими сложностями столкнулась вебкам-индустрия после введения санкций против России?

Основные проблемы после введения санкций – это блокировка аккаунтов на некоторых сайтах. Многие ресурсы временно заморозили аккаунты моделей из России. Хотя нет уверенности, что их потом разморозят. Для того чтобы вывести деньги со счетов, пришлось искать альтернативные SWIFT способы. С моделями рассчитывались через крипту и через платежные системы, которые не прекратили работу с Россией. И это, кстати, хорошая подвижка, потому что многие сайты не хотели работать с криптой, но им пришлось ввести этот способ оплаты, иначе у владельцев платформ просто отвалилось бы значительное количество моделей.

Все-таки российских моделей очень много задействовано в этом бизнесе. Но вопрос с деньгами нормально решался, стриминг-сервисы в итоге со всеми рассчитались и никого не обманули. Но возможность стримить на тех сайтах, которые осудили российскую агрессию, для россиянок ушла.

Евгения Кокосова
Евгения Кокосова

С проблемами столкнулись и те, кто ведет Onlyfans. Там пользовательниц просто начали банить. Владелец Onlyfans имеет украинские корни, и, естественно, его происходящая ситуация очень волнует. Ну и на эмоциональном уровне такие вот решения были приняты. Сейчас многие девушки едут за границу, чтобы оформить ВНЖ, подтвердить отъезд из России и снова вернуться в бизнес.

Вторая проблема, с которой столкнулись модели, а это не только девушки, но еще и парни, и небинарные персоны, – это расизм. Они столкнулись с большим прессингом со стороны своей аудитории. Не все пользователи, конечно, так себя вели, но значительная часть. Самая большая волна буллинга была в марте. Сейчас, конечно, все подуспокоились и ситуация нормализовалась, если не считать того, что происходит в Украине вообще.

Спецоперация и санкции повлияли на прибыль? Как вообще изменилась работа вебкам-студий?

На самом деле лично я не заметила спада заработков. Вообще, это как в любом другом бизнесе – кризисы бывают. Сейчас вот такой «кризис». Студии адаптировались. Они стали вводить новые методы психологической поддержки моделей, обучающие программы, тренинги для того, чтобы поддержать свой коллектив и научить работать в новых обстоятельствах. Хотя глупо отрицать, что часть людей, которые тревожные или недавно на рынке, они да, говорили о спаде заработков. Но каждый на этот вопрос вам ответит по-разному. Если подытожить то все скорее все нормально, чем нет.

Много ли моделей уехали из России после старта спецоперации?

Да, такая же ситуация, как и во многих других сферах, которые не привязаны к конкретному месту. Так же как айтишники там, фрилансеры. Спецоперация для многих стала таким толчком к переезду. Многие, возможно, собирались и так, но происходящее смотивировало делать это быстрее. Потому что в нашей индустрии все ищут какое-то место, где общество более толерантно относится к работникам секс-сферы. В России многие сталкиваются с шеймингом, непониманием и так далее. Спецоперация стала толчком для многих и помогла принять окончательное решение. Опять же, есть определенный процент тревожных людей, которые уехали на панике с мыслью, что все закроют, границу закроют, никого никуда не выпустят, на сайтах мы работать не сможем. Думаю, что опять же процент такой же, как и в других профессиях, которые не завязаны на офисы.

Сейчас этот бизнес для россиян возможен только за пределами России?

Я занималась этим бизнесом в России, у меня в Сибири была сеть студий. Я планировала открывать офис и в европейской стране, где все проще с налогами и пониманием профессии. Но сначала ударил ковид, потом спецоперация, так что это отложилось. Я сейчас все еще живу в Москве. В принципе, планы есть, но если открывать студию, то в одной из европейских стран, в которой безопасно, и работать в легальном поле.

Вебкам-форум Awsummit

Можно ли владеть вебкам-студией в России и жить без взяток и серых схем?

Часть студий работает исключительно в категории «нюдс», которая не предполагает никакого сексуального подтекста. Они работают, в принципе, как обычные стримеры на Твиче. В этом случае у органов вопросов не возникает. Большинство старается не работать по черным или серым схемам, решать вопросы с юристами и делать все максимально легально.

Индустрия идет к тому, чтобы легализовывать эту сферу и доказывать, что ничего противозаконного не происходит.

Евгения Кокосова

Проблемы с легализацией секс-индустрии есть только в России? Есть ли у вас какие-то профсоюзы или объединения?

Я могу сказать, что мы так или иначе работаем в одном направлении. Проблемы есть везде, кроме стран, в которых легализована секс-индустрия. Примером такой страны можно назвать, например, Сербию. Там можно спокойно открывать компанию, трудоустраивать людей, платить налоги и хорошо жить. Но вот, например, в Колумбии, куда я лечу на саммит вебкам-моделинга lalexpo, этот саммит перенесли из одного региона в другой из-за того, что местные активисты были сильно против (уже после интервью выяснилось, что из-за протестов форум был вообще отменен).

Есть стереотип, что за рубежом все классно и хорошо, но это далеко не всегда так. Вот даже в Колумбии – одной из самых больших стран по количеству секс-работников — возникают такие проблемы. Как мы видим, там тоже есть вот такая стигматизация.

Евгения Кокосова

А что касается профсоюзов, да, мы объединяемся в комьюнити, общаемся между собой, ездим на форумы (например, Awsummit или Bucharestsummit, оба — Румыния) и видим, что есть даже в России какие-то подвижки. Я не лелею мечту о том, что в России можно все это легализовать и изменить отношение общества, все-таки мы не на том уровне принятия обществом находимся. Все вместе мы стараемся нормализовать этот вид работы.

Как долго люди вообще держатся в вебкаме?

Как и в любой другой работе. Я, как человек, который глубоко погружен в процессы и хорошо понимает этот бизнес, могу сказать, что это очень-очень сложная работа. Конечно, я сто раз слышала и видела комментарии про «попробуйте поработать на заводе». Я пробовала разные профессии и уважаю любой труд. Стрим модели в среднем занимает 7–8 часов. Все это время она должна энергетически заряжать. Это похоже на выступление артиста, стендап-комика, только дольше. Плюс это физически сложно. Считайте, что это семичасовой воркаут. Это эмоционально тяжело, как и любая работа с людьми. Нужно постоянно придумывать, чем выделиться, как держать внимание аудитории.

Нужно придумывать образ, тематику стрима, о чем и как говорить с аудиторией. Готовить какое-то шоу. И параллельно нужно работать над собой. Это ведь не только процесс обнажения на камеру. Так что работа эта очень тяжелая. Хотя я знаю, что большинство думает, что нет ничего сложного: лежишь, раздеваешься, доставляешь себе удовольствие, и все. Но это не совсем так все-таки.

Евгения Кокосова

Можно ли разбогатеть, занимаясь вебкамом? Это выгодно?

Шаблонная фраза, но можно за день и миллион рублей заработать. Хотя это, конечно, бывает не всегда. Но есть и еще нюанс. Например, в Москве жизнь сильно дороже, чем в условном Челябинске. Но все зависит и от человека. Если он развивается, профессионально растет, набирает аудиторию, соответственно и заработок тоже растет. Как и в любых других профессиях. Некоторые работают годами. Моя подруга — топовая модель на одном из сайтов, и в деле она больше девяти лет. А есть знакомая из Чехии, которая 14 лет уже занимается, и ей все очень нравится. Они не выгорают, они себя не насилуют. Они комбинируют это с другими занятиями и монетизируют свой опыт. Индустрия обрастает своими профессиями: маркетинг, коучинг, психология, стилисты. Появляются новые возможности.

Как вы пришли в вебкам-бизнес?

Я попала в индустрию случайно. В 2014 году я искала работу, в моем городе был кризис на рынке труда. Я вспомнила, что мне рассказали про вебкам-индустрию, и я пошла переводчиком в одну из студий. Тогда бизнес был более жесткий и серый. Я проработала несколько месяцев, потому что мне было некомфортно, я была полна стереотипов, как типичный обыватель. А через пару лет меня позвали уже управляющей в вебкам-студию. Я поняла, что это перспективная ниша. И глупо отрицать ,что я стала развиваться в этом направлении, потому что это выгодно. Через некоторое время я открыла свою студию. У меня не было денег, я набрала кучу потребительских кредитов на свой страх и риск. Сделала много ошибок, но в итоге этот бизнес начал приносить прибыль. Закрыла я бизнес в 2021 году перед переездом в Москву. На тот момент у меня было 5 действующих студий с 80 моделями.

Евгения Кокосова

Сейчас вы зовете себя коучем. Что это значит и чему вы можете научить людей?

В прошлом году я залетела в медийное пространство и мне стало интереснее именно публичной деятельностью заниматься. Я прокачивала инстаграм (признан экстремистским) и занялась созданием курсов о вебкаме, о стереотипах. Главной задачей было повысить лояльность к моим студиям, набирать новых моделей, и так получилось, что со временем я стала закрывать все вакансии чисто постами в инстаграме. А потом уже стало интересно делать информационные продукты. Мы сделали курс про то, как начинать этот бизнес с нуля, как запустить успешную студию и не совершить ошибок, а я, конечно, открывая свой бизнес, совершила все возможные ошибки. Мы получили хорошую обратную связь. А потом меня увлек процесс обучения, консультаций, потом я стала консультировать студии, у которых есть проблемы, закрывать вакансии для других студий. Короче, если у кого-то были проблемы, я их решала, если была компетентна в вопросах. И вся эта движуха превратилась в мое основное дело. Мы с командой помогаем тем, кто хочет открыть свою студию или испытывает проблемы с действующей.

Правда ли, что в вебкам идут от безысходности, отсутствия образования и профессии?

Люди абсолютно разные приходят. Не буду скрывать, что кто-то из-за жизненных проблем и отсутствия денег приходит.

У кого-то есть долги, нет профессии, и по этой причине они приходят в вебкам. Есть те, кто хочет реализовать свою сексуальность, понимает и чувствуют свое тело и хочет какой-то такой креативной работы. Они так выражают себя, свою сексуальность, реализуют свои амбиции. Кто-то приходит за признанием. Причин может быть много.

Евгения Кокосова

Хотя я понимаю, что многие думают, мол, среднестатистическая девочка — это недалекая, развращенная, без образования, но я вас могу заверить, что это далеко не всегда так. Это очень далеко от правды. У меня работали и девочки с двумя высшими образованиями, и те, у кого была управленческая карьера, были и женщины за 40, были и восемнадцатилетние, совсем молодые девочки. И я считаю, что это прекрасно, если они себя в этом находят.

Следите за нашими
обновлениями

Осторожно, новости

новостной телеграм-канал

Осторожно, Москва

столичный телеграм-канал

Кровавая барыня

публичный телеграм-канал

СОБЧАК

личный телеграм-канал

Ксения Собчак

аккаунт в VK

Осторожно, подкасты

телеграм-канал подкастов