«Панорама»: аналитика хрустального шара

Текст: Алексей Полоротов

Обложка: Александр Петриков

ИА «Панорама» давно стала в России именем нарицательным. Безумные высказывания чиновников или дикие новости в комментариях непременно сопровождаются вопросом: «Это что, «Панорама»?». Но новости этого сатирического издания, какими бы абсурдными они ни казались, имеют свойство сбываться. Основатели будто проектируют реальность: написали, что из-за санкций начнут снова выпускать «Москвичи» и… действительно собрались выпускать. Заинсайдили, что после выхода из ЕСПЧ Россия начнет создавать свой суд по правам человека — вуаля, обсуждается. Осторожно Media поговорили с основателями «Панорамы» Команданте Фиделем и Виталием Манном про юмор во время спецоперации, любимых героев, закон о фейках и партийную газету КПРФ как главного поклонника «Панорамы».

Расскажите, как изменилась работа «Панорамы» после начала спецоперации? Стало ли сложнее работать, появились ли стоп-темы, захотелось ли принять какую-то из сторон?

Команданте Фидель: Мы не белки-истерички, и редакция не выстроилась с чемоданами на рейс до Еревана или Тбилиси, но первое время было непросто поверить, что все это не дурной сон, а реальность, которая с нами теперь надолго. Однако человек ко всему привыкает, особенно когда это происходит не с ним, а с другими. И в**** не повод разрушить под корень привычный уклад жизни, отказаться от любых развлечений. Возможно, они нужны людям в это время больше обычного. Даже в годы Второй мировой войны во многих странах продолжали показывать кино, играли оркестры (и не только на фронтах), работали театры, а мы и есть своего рода онлайн-театр. С этой мыслью и вернулись к работе.

Стоп-темы появились, но не по нашему желанию, а в рамках действующего законодательства — нравится оно или не нравится, но приходится ему соответствовать.

Про то, чью сторону мы занимаем. В редакции журналистов-добровольцев, которой управляет Виталий, нашлись люди по обе стороны баррикад, и они до сих пор там сосуществуют, как-то общаются, без истерик и взаимной ненависти — это, конечно, для меня непостижимо до сих пор, как у них получилось.

Не буду говорить за Виталия, но лично я к в**** отношусь отрицательно. Эту позицию несколько уравновешивают одуревшие хунвейбины в соцсетях с желто-синими флажками, которые сейчас диктуют всем Единственно Правильное Мнение, критикуют тех, кто посмел жить дальше, а не впасть в траур, и даже требуют не публиковать ничего, что не касалось бы боевых действий (это про недавний пост DOXA) — к этим «комсомольцам» отношусь с таким же презрением, как к сторонникам в****.

Команданте Фидель

Виталий Манн: А я хочу задать вопрос, если можно.

Конечно!

В. М.: Вот, а в целом заметно, что «Панорама» после 24 февраля как-то иначе работает или разница не ощущается? У нас, скажем, кардинальных изменений не было, но как это видно со стороны профессионалов, мне интересно.

На самом деле я вижу новости и про Украину, но не могу сказать, что пропала легкость.

В. М.: Скажу, что у нас сейчас очень такой серьезный отбор новостей внутри редакции. Хочется давать именно смешные материалы. Я вот смотрю, что материал смешной, но слегка, стараюсь отвергать. Решили сделать ставку на качество. Главное, что прогнозы сбываются — и стабильно.

Не поспоришь! Много ли новостей, которые вы в итоге решили не ставить по этическим или каким-то другим соображениям?

В. М.: В основном из-за качества не ставим, ну кое-какие да, не ставим, но некоторые не связаны с нынешними событиями, а просто очень черный юмор, иногда люди про расчлененку предлагают пошутить. Если брать в процентах, то он не изменился по сравнению с тем, что год назад было. Ну а вообще войн много будет в ближайшие пять лет. Запасаемся попкорном, думаю, хрустальный шар не соврал.

А пытались ли на вас выходить какие-то силы, с предложением занять одну из сторон конфликта?

В. М.: На меня не пытались. Вообще к «Панораме» практически не было претензий за этот период, даже в комментариях все адекватно.

К. Ф.: Да, аналогично. В частном порядке нам люди писали, конечно, предлагали, просили, требовали. Некоторые вообще попытались решать за нас — наша баннерная сеть без предупреждения начала показывать проукраинскую рекламу. Мы ее сменили на другую, а другая начала показывать пророссийскую рекламу. Будем менять на третью, видимо.

В. М.: О да, был один телеграм-канал, я и забыл об этом.

А какой именно — не скажете?

В. М.: А я уже и не помню. Их много, не отличишь порой друг от друга.

К. Ф.: Речь о том, что мы узнали, что за реклама у нас на сайте, из публикации какого-то телеграм-канала. В суматохе сами не сразу заметили, тем более что администраторы рекламу не видят.

В. М.: Там была по сути претензия, что сотрудничаем с «неправильной» баннерной сетью. Но вообще, к примеру, когда были события в Казахстане в начале года, тогда даже горячее было.

Ну и такой, может, дурацкий вопрос, но боитесь ли вы шутить про Путина и Кадырова или, может быть, теперь и Зеленского?

Конечно, приходится учитывать фактор безопасности тех из нас, кто территориально находится в России, поэтому не все шутки проходят. Но всех троих — и Путина, и Кадырова, и Зеленского — мы периодически упоминаем. Зеленского, может, даже чаще, в его чувстве юмора мы вообще не сомневаемся, все-таки он бывший комик.

Команданте Фидель

В. М.: Да, и еще, как говорят волхвы, он президентом РФ не будет. Так что можно шутить.

Он — это Зеленский?

В. М.: Алексей — мастер провокации. Скажу так, двое из них не будут.

Договорились! Часто ли сейчас выстреливают ваши новости? Раньше многие люди на них велись, сейчас, кажется, этого меньше. Или это не так?

К. Ф.: Сейчас они чаще сбываются, чем выстреливают. А лучше бы как раньше. Впрочем, есть свежий пример — вчера выстрелила (и сегодня это продолжается) вот эта публикация.

В. М.: Потираю шар, пока все в тумане: кто еще в Турцию улетит, а кто на Первый канал вернется.

А чьи новости смешнее — ваших или классических СМИ? (это я точно спрашивал раньше, но)

В. М.: Мне кажется, здесь субъективно все. Вот если бы вопрос был, кто правду пишет, тут легко ответить на этот вопрос. Мы!

К. Ф.: Сказать, что наши смешнее, было бы нескромно. Да и конкуренция сейчас нешуточная.

В. М.: Забыли дописать: «в колонии «Черный дельфин».

А кто сейчас ваши любимые герои для новостей?

В. М.: Мы вообще люди жизнерадостные, любим всех.

К. Ф.: Да, их много. Вот сейчас полистал материалы за несколько месяцев: с Геннадием Зюгановым соседствуют Игорь Стрелков и Марина Овсянникова, про Улюкаева вспомнили, про Олега Т*****ва. В основном актуалочка, как говорится. Из бессмертной классики — Анатолий Чубайс.

Вот этот материал очень хорошо взлетел пару месяцев назад.

В. М.: Нет, ну если он агент британской короны, почему не наградить?

Справедливо!

В. М.: Он еще и на МI6 работает.

К. Ф.: Чубайс вообще такой человек, про которого выдумывать всякое начали задолго до нас. Например, знаменитая фраза про «30 миллионов, не вписавшихся в рынок» — это, конечно, все придумано от начала и до конца. Сам факт, что приписывать Анатолию Чубайсу всякие абсурдные злодейские высказывания — это что-то вроде русской национальной традиции. Насколько я слышал, сам он к этому относится мудро, с юмором.

Да-да, кажется, про 30 миллионов было в партийной газете КПРФ!

Партийная газета КПРФ — наш прекрасный инфопартнер. Перечитываю наши старые новости в газетах КПРФ, которые мне кидают в ящик.

Виталий Манн

К. Ф..: Кстати, это и не преувеличение даже — наши тексты там действительно выходили в печатном виде несколько раз.

В. М.: Например, выступает какой-нибудь коммунист из Кирово-Чепецка и говорит: «А вот в Америке автора аналога ЕГЭ в тюрьму посадили. Но ведь посадили же. Пресса врать не будет».

Мы даем людям почитать то, что им хочется почитать. Вот раз хочется верить пенсионеру, что Китай — социальное государство, пусть верит.

Там есть еще и молодые коммунисты, правда, я нескольких знаю! В КПРФ.

В. М.: В КПК тоже есть, их там еще больше.

К. Ф.: И что в КНДР самое счастливое население в мире. Уверен, кстати, что так и есть.

В. М.: А разве нет? Попробуй сказать там, что ты несчастлив.

Лучшие! Но у меня есть еще вопросы.

К. Ф.: А мы и не против.

Не боитесь ли вы попасть под закон о фейках? Пытались ли вас наказать за новости?

К. Ф.: Бояться нет смысла — мы сделали все, что от нас зависит, и будь что будет. При желании «натянуть» можно любую статью и на любого человека, но есть ли вообще смысл воевать с сатирическим изданием, и как это будет выглядеть в глазах людей? Вопрос риторический. Вообще «Панорама» уже стала именем нарицательным — в народ ушла фраза «Это «Панорама?», означающая «Это шутка?». Для тех, кто все-таки не в курсе, что это за сайт такой, у нас остаются предупреждения. Убирать их мы не собираемся: недавно запустили новую версию сайта, и эта плашка со скриншота стала даже более заметной.

В. М.: Коллега тут разрядил обстановку. Считаю, правильно.

На старте ваши новости часто репостили прокремлевские блогеры. Как вы к этому относитесь и не пыталась ли вас купить условная Потупчик?

К. Ф.: На самом деле, кто будет репостить наши новости — прокремлевские или, условно говоря, «прогосдеповские» блогеры, — зависит от их содержания, от того, насколько новость вливается в ту или иную повестку. Поэтому репостили нас обе стороны, только разные материалы. Патриоты радовались постам про загнивающую Европу, оппозиционеры продвигали материалы из серии, что в России все как всегда.

Сейчас мы уже стараемся публиковать настолько очевидные шутки, чтобы ими уже было трудно воспользоваться, да и «попасться на «Панораму» многим уже не хочется.

Разумеется, тезис «Панорама продалась» в соцсетях появляется регулярно, когда кому-то не нравится одна из наших новостей. И в целом получается, что мы продались Кремлю, СБУ, капиталистам, китайцам, Госдепу и ФСБ. Считаю, что такой полярный разброс — лучший индикатор нейтралитета, отсутствия перекоса в ту или иную сторону.

На практике купить проект никто не предлагал, во всяком случае открыто. И это, кстати, проблема для «Панорамы» — не в том смысле, что так мы хотим продаться условной Потупчик или условному СБУ, а в том смысле, что финансирования нам остро не хватает. На этот счет у нас, впрочем, уже есть одна идея, которую мы готовимся воплотить и которая должна помочь сохранить нейтральность.

Так за счет чего живет «Панорама»? Есть ли у вас понимание, сколько сейчас может стоить ИА «Панорама»? Есть ли минимальная сумма, за которую вы готовы продать проект?

К. Ф.: На данный момент наши доходы — это реклама на сайте, в Телеграме и ВКонтакте. Но уже давно доходы не дотягивают до фактических вложений, если учитывать человекочасы.

Продавать проект мы не хотим, поэтому и по его стоимости у нас нет соображений. Это бы означало фактическую смерть «Панорамы», поскольку покупатель явно захотел бы отбить вложения, меняя редакционную политику.

Но выход, кажется, есть. Да, мы не можем найти одного конкретного спонсора — по крайней мере такого, который не испортил бы нам контент и не попытался бы нацелить проект на обстряпывание своих гнусных делишек. Но мы можем предложить нашим читателям стать спонсорами. Всем вместе, в складчину.

«Панорама» открывает ленты на привычных для всех сервисах Patreon и Boosty. От этого финансирования фактически будет зависеть дальнейшее существование и развитие проекта. Но, конечно, мы придумали, что дать подписчикам взамен — будет много приятных фишек, например полные тексты наших материалов в соцсетях (без необходимости перехода на сайт), право голосовать за посты и комментарии, редакционный блог, еженедельные дайджесты и многое другое.

А в чем вы вообще видите миссию «Панорамы»?

В. М.: Миссия — это громко сказано. Я вот думаю, что мы будем просто рассказывать людям о будущем, но более профессионально, чем Ванга или Нострадамус, старцы с НТВ и т. д.

К. Ф.: А я, как обычно, отвечу в серьезном ключе. В самом начале, когда мы ее запускали, про Onion мы знали только, что подобное издание существует. А потом стали часто звучать лестные сравнения, мол, «Панорама» — это русскоязычный аналог Onion. Я присмотрелся к Onion и увидел хорошо посещаемое, старое, но отлично себя чувствующее сатирическое издание, которое действительно развлекает людей, у которого есть постоянные читатели. И это здорово. В этом, видимо, и наша миссия тоже — развлекать людей. Мы хотим, чтобы в России был такой юмористический ресурс и людям нравилось его читать.

Дайте рецепт успешной новости от «Панорамы».

В. М.: Мне кажется, рецепта нет. Я вообще руководствуюсь хрустальным шаром, а не кулинарной книгой перед написанием.

К. Ф.: Написать то, что люди хотят услышать. Можно приправить любым безумием и любыми очевидными, толстенными шутками – люди закроют на это глаза. Или написать то, на что читатель отреагирует победной репликой «А я же говорил!«. Или использовать шутки, которые додумываются читателем, люди такое любят, когда не все разжевано, а что-то складывается уже в голове само по себе. Далее – еще с пять-шесть подобных тактик. А потом смешать это все и надеяться на удачу. Успех все равно непредсказуем.

Ну и напоследок хотелось бы уточнить про ваши политические взгляды редакции и спросить про ближайшее будущее России.

К. Ф.: Предсказывать будущее России – этот как предсказывать курс рубля в эту безумную весну. Можно надеяться, что жизнь в эпоху перемен будет не так и плоха, но бессмысленно пытаться ее предсказать, все будет еще неожиданнее, чем можно представить.

Убеждения у меня простые: я терпеть не могу коллективизм и попрание прав и свобод индивидуума в интересах общества и государства. Чем больше в моей жизни личной свободы и меньше коллективного, тем мне комфортнее. Вступать в какие-то партии или становиться адептом конкретных учений/теорий не планирую, есть вещи намного интереснее.

В. М.: У меня есть свои политические взгляды, я их не скажу, но всех, кто с ними в редакции не соглашается, бью палкой. Искренне надеюсь, что всех моих политических оппонентов посадят, тогда воцарится справедливость. Вот это и есть будущее. Вообще если быть адептом какой-то идеи, то нормальную сатиру сложно создавать, мне так кажется. А то ты как бы становишься необъективен. Вот был у меня знакомый, вернее, он есть, но мы не общаемся. Он сталинист, даже не представляю, как так получилось. И вот он, зная о том, кто создал Панораму, однажды в соцсетях обвинил нас в работе против Китая. За деньги. Хотя мы о Китае исключительно хорошее писали.

Люди странные!

В. М.: И все же мое любимое обвинение было в работе на Азербайджан

А с ним что не так было…

К. Ф.: Шутишь про Армению? Работаешь на Азербайджан! И наоборот.

В. М.: Мы предложили разыграть Карабах в нарды. Все же лучше чем убивать друг друга. Не просто же так нарды придумали.

 11,663 total views

Следите за нашими
обновлениями

Осторожно, новости

новостной телеграм-канал

Осторожно, Москва

столичный телеграм-канал

Кровавая барыня

публичный телеграм-канал

СОБЧАК

личный телеграм-канал

Ксения Собчак

аккаунт в VK

Осторожно, подкасты

телеграм-канал подкастов