Давайте (не) поделим Россию?

Текст: Алексей Полоротов

Иллюстрация: Александр Петриков

После 24 февраля все громче звучат голоса о «деколонизации» народов России, грядущем и неотвратимом распаде империи. Этому посвящают форумы в Европе, об этом пишут оппозиционные СМИ и модные политэмигранты в твиттере. Правда, есть важный нюанс, большинство представителей «колонизированных» российских народов совсем не хотят, чтобы их «деколонизировали». «Осторожно Media» рассказывает о появлении тренда на «деколонизацию», о тех, кто продвигает этот тезис, и о том, действительно ли в России есть запрос на независимость национальных образований страны от Центра.

Дисклеймер: редакция «Осторожно Media» не призывает к сепаратизму, а также напоминает об уголовной статье 280.1. за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, по которой грозит до 5 лет лишения свободы.

Колонии без метрополии

На сайте ООН сказано, что после появления организации в 1945 году деколонизация стала ее первым грандиозным успехом. Именно тогда колонии, в которых жила почти треть населения, начали получать независимость от своих метрополий – еще не развалившихся империй.

После распада СССР единственной республикой, которая попыталась отделиться от России силой, стала Чечня. Кроме того, о независимости разговаривали в Татарстане, но первый президент РФ Борис Ельцин сумел тогда договориться. Он и тогдашний лидер Татарстана Минтимер Шаймиев подписали договор «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий», который предотвратил отделение.

В 90-х у регионов был довольно серьезный запрос на большую независимость от федерального центра, это и был тот самый регионализм, о котором сейчас так много говорят его сторонники. Присутствует это явление и сейчас, но не нужно путать его с деколонизацией. Деколонизация – это приобретение независимости колоний от метрополии. 

  • Деколонизация – превращение колониальных и зависимых территорий в свободные и независимые государства.
  • Регионализм — выдвижение на первый план узкоместных, региональных интересов в ущерб общенациональным или федеральным; деятельность, преследующая цель способствовать или защитить культуру местных народов в конкретном регионе.

О деколонизации России говорили и раньше, но это были скорее маленькие кружки теоретиков, которые считают, что нацреспублики должны стать независимыми. После начала СВО о России в мире снова заговорили как об империи и агрессоре. А раз агрессор – империя, она должна быть разрушена, такой логикой пользуются сторонники деколонизации России.

Но в самой России такого запроса, кажется, нет. По крайней мере, за пределами интернета вопрос деколонизации – не самая популярная тема.

Завтра было 24-е

Громче прежнего, как уже было сказано, заговорили о необходимости «деколонизации» после начала спецоперации в Украине. Мотивировка у либералов и левых такая: СВО это не что иное, как имперская и захватническая война против бывшей колонии. Вопрос начал широко обсуждаться в эмигрантских кругах и западных медиа. Так, например, в The Wall Street Journal была опубликована статья «Колониальные преступления России». Главный ее вывод звучит примерно так.

«Сейчас в Вашингтоне и европейских столицах появляются признаки осознания того, что России необходимо пройти процесс деколонизации. Но другие регионы мира, включая саму Россию, тоже должны признать, что именно собой представляет эта страна»

The Wall Street Journal

В материале прямо говорится, что «пока Россия полностью не деколонизируется (распадется), она будет угрожать глобальной стабильности и безопасности».

За последние месяцы прошло уже несколько форумов, главной темой которых была именно деколонизация. В том числе распад империи обсуждали на форумах Свободных народов России и даже на форуме Свободных народов Построссии. Деньги на СНР, если верить СМИ, выделял польский Фонд журналистской солидарности.

Один из организаторов форума Свободных народов России, философ Вадим Штепа заявил «Осторожно Media», что идея деколонизации «действительно «зашла молодежи»», потому что это «очень понятная и логичная идея – свободные и равноправные отношения разных регионов вместо имперского диктата».

Вадим Штепа. Фото: соцсети

Он утверждает, что «деколонизация» – это не только вопросы решения национального вопроса, но и экономических. Например, в сознании некоторых Сибирь – это крупнейшая колония Московской метрополии, за счет ресурсов которой та и живет. Да и в целом нелюбовь к москвичам – это действительно распространенное явление не только в национальных республиках, но и на окраинах страны с преимущественно русским населением.

«Мой опыт общения с представителями разных народов показывает, что свою культурную идентичность они как раз стараются максимально защитить. А если им ближе «русская или российская культура», то они просто «русские» или «россияне», а не представители своих народов»

Вадим Штепа

Штепа уверен, что «русофобия» – это аналог «антисоветизма», как в СССР называли всё не вписывающееся в официальную коммунистическую идеологию. То есть желание независимости не значит ненависть к русским, а именно ненависть к империи.

«Но не нужно выступать «за всех русских» или за «среднестатистических россиян». Многие русские, например в Кёнигсберге или Владивостоке, точно так же не любят московский империализм, как, например, башкиры в Уфе или буряты в Улан-Удэ. А сам по себе термин «распад» – это элемент имперского мировоззрения. Только для жителя метрополии империя «распадается». А с точки зрения жителей колоний – они обретают свободу».

Нужно отметить, что на форуме выступали не только регионалисты, но и такие люди, как Дмитрий Гудков и Илья Пономарев, которые раньше не были замечены в интересе к регионализму и «деколонизации».

Дали слово на мероприятии и Ахмеду Закаеву* – ордер на его арест был выписан еще в 2001 году по обвинению в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в частности в убийствах, похищении человека, организации вооруженного мятежа и активном участии в нем в целях изменения конституционного строя и нарушения территориальной целостности РФ, терроризме и других преступлениях – всего более 10 эпизодов.

«Россияне избрали Путина в роли либерального демократа, не представляя, что он возродит империализм в РФ. Только демонтировав империю и создав национальное государство, РФ сможет стать демократической страной и предложить своим бывшим колониям новые формы интеграции. Многие народы РФ готовы принять такой формат сотрудничества»

Ахмед Закаев
Ахмед Закаев. Фото: соцсети

Он обвинил российских либерал-демократов в том, что они и мешают России избавиться от имперского образа. Дескать, от существования Российской империи они отказаться так и не могут. И именно это, по его мнению, мешает России стать местом для процветания.

Протест юношества

Идею деколонизации активно подхватили «новые левые», которые многозначительно рассуждают о необходимости распада России в твиттере. Причем, что забавно, часто «деколонизаторам» отвечают те самые представители народов России, которые не хотят быть «деколонизированными» и утверждают; что их регионам это и не нужно. Ответ на это всегда примерно одинаковый: «значит, ты не дагестанец, а россиянин».

Публицист и профессиональный историк, известный в соцсетях как «Историк-алкоголик», уверен, что именно в твиттере расцвела идея деколонизации из-за того, что там в основном сидит молодежь, молодежь априори протестна, а деколониализм и сепаратизм – это протест.

«К сожалению, молодежь, выстраивая образ деколонизации, предпочитает видеть примеры Сингапура или Дубая. Но деколонизация – это почти всегда кровь, а о плохом молодежь традиционно старается не задумываться»

«Историк-алкоголик»

Он также обращает внимание на то, что сепаратистские настроения – это почти всегда вопрос именно экономический. Субъекты считают, что без метрополии они будут жить лучше и богаче.

«Как ни странно, почти всегда основа серьезного сепаратизма – это экономика. Если национальное меньшинство задумывается о сецессии, то в 9 случаев из 10 это вопрос экономики. Неслучайно при распаде СССР основной довод сепаратистов заключался в том, что это национальные республики кормят РСФСР и что независимое национальное государство, не делящееся своими доходами с нищей Россией, будет процветать», – считает публицист.

Но он остерегает романтично настроенных деколонизаторов, напоминая о том, что кроме возвышенных лозунгов у этого процесса есть и менее приятные атрибуты: «кривая демаркация, кровавый передел территорий, дискриминация носителей культуры метрополии, этнические чистки».

Главными пионерами в деколонизации в медиа стало издание DOXA. В прошлом студенческое медиа, сейчас оно занимается исключительно политическими вопросами, много пишет про СВО, поддерживает Украину, а один из важнейших их внутриполитических нарративов – это «распад империи». В колониализме и войнах они обвинили даже компьютерные игры: стрелялки и стратегии, потому что там надо убивать и захватывать земли. 

«На видеоигры, как и на любое другое медиа, влияют господствующие в обществе системы контроля: капитализм и патриархат. Они во многом определяют то, как в играх изображены социальные институты, гендерные роли, этические представления акторов и так далее»

DOXA

Появилось на этом фоне и новое медиа, посвященное деколонизации и регионализму, – «Беда». Оно тоже прямо заявляет, что изучает происхождение российского имперского проекта, вопросы деколониальности и стратегии сопротивления.

«Беда, которую мы пустили на свой порог, – не повод отчаиваться. Это стартовая точка для возникновения дискуссии о том, что нам теперь делать. Мы считаем, что участие в дискуссии должно быть доступно всем желающим. Поэтому будем рассказывать о культуре и истории, империях и колониях, общественном сознании и коллективной памяти простым языком».

Стоит отметить, что Россия далеко не везде и не всегда вела именно захватнические войны. То есть условную Сибирь далеко не везде завоевывали силой – разница между колонистами и колонизаторами все-таки существенна. Колонисты просто приходили на свободные территории и начинали там жить жизнь. Очень часто буквально развивая свои поселения с нуля. Хотя глупо отрицать, что многие территории присоединялись силой. Но многие народы никогда своей государственности не имели.

Иллюстрация: Александр Петриков

Президент Международной Черкесской Ассоциации Хаути Сохроков, например, считает, что народы Кавказа исторически выбрали быть с Россией.

«Малограмотные люди, находящиеся в плену иллюзий, могут клюнуть на эти обещания, но большинство не променяет единство страны на западные фантики. У черкесов сложная история, но у них больше перспектив в Великой России, которая делает всё для сохранения нашей идентичности, чем в европейском мультикультуралистском сообществе»

Хаути Сохроков

Своя культура 

Карельский активист, попросивший об анонимности, в разговоре с «Осторожно Media» рассказал, что главная претензия людей в республике к Москве – это как раз тотальная русификация.

«Российская /не русская — прим. автора/ культура – безусловно, великая, но у нас есть еще и своя. И нас практически лишают возможности ее изучать и беречь»

анонимный карельский активист

Он отмечает, что многим людям из Карелии было бы интересно развивать более тесные связи с Финляндией. Даже не в плане интеграции, а в том, что у этих народов есть много общего. Но сейчас такое – сродни предательству (ст. 280.1 УК РФ – публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации).

На предположение корреспондента «Осторожно Media», что деколонизация для ее сторонников – это попытка встроиться в систему и заработать социальный капитал, собеседник ответил, что встроиться в систему со своей повесткой и получить возможность что-то действительно менять и решать ему не кажется плохой.

«Если движение получит силу и поддержку, сможет противостоять дракону, то почему бы и нет, если вам нравится думать, что это ради социального капитала, то – да, чтобы потом его с умом использовать»

анонимный карельский активист

Регулярный участник «монстраций» — массовых художественных акций в форме демонстраций с абсурдистскими транспарантами и лозунгами, (попросил об анонимности) рассказал, что у сибиряков главная претензия к Москве – это то, что Сибирь, по сути, сырьевой придаток для столицы.

«Регионализм – это же не только про культуру, но и про экономику. Говорили раньше, что богатство России Сибирью прирастать будет. Ну вот Сибирь тоже хочет быть богатой», – сказал собеседник.

Ещё один регионалист, попросивший об анонимности — татарский, считает главной проблемой неуважение со стороны россиян к нацреспубликам: 

«Важно, чтобы одна нация не доминировала над другой. Важно, чтобы все культуры могли жить в гармонии. Мы не хотим, чтобы от нас нужны были только деньги и ресурсы, мы тоже хотим быть субъектами политической и экономической жизни. Раз мы – Федерация, мы имеем на это право. Но мы видим, что к нам относятся с пренебрежением»

анонимный татарский активист

Похожие истории есть и на Кавказе. Так, например, в Кабардино-Балкарии традиционный конфликт между кабардинцами и балкарцами – победа кабардинцев в Канжальской битве в 18 веке. Кабардинцы каждый год проходят торжественным конным маршем в ущелье к горе Канжал. Но в последние годы силовики им этого делать не дают. Задерживают, разгоняют и арестовывают.

А регионалисты, например, Мартин Кочесоко, руководитель черкесской организации «Хабзэ», который стал фигурантом уголовного дела о незаконном обороте наркотиков (СМИ даже прозвали его «кавказским Голуновым»), говорит, что причиной стала именно его активистская деятельность. Кочесоко позднее получил три года условно, хотя ему грозило 10 лет реального срока. Общественники сравнивали вердикт суда с оправданием.

Кочесоко был задержан 7 июня 2019 года и обвинен в покупке 263 граммов марихуаны. Сам он утверждал, что наркотики ему подбросили полицейские, а уголовное дело является местью за его общественную деятельность. На суде Кочесоко также не признал вину.

Похожие истории есть и в Ингушетии, где сейчас сидят практически все лидеры протеста против передачи части приграничных земель Чечне. Для ингушей конфликт с Чечней стал толчком к другим требованиям – большей самостоятельности. Они были оскорблены тем, что федеральный центр не обратил внимания на волю народа и согласовал сделку Кадырова и Евкурова. После многочисленных акций протеста десятки активистов были арестованы за призывы или участие в массовых беспорядках. Многие из них до сих пор сидят в тюрьмах или уехали.

«Политика ультрарадикалов»

На антиимперские тезисы в то же время есть вполне скучные и банальные ответы. Политолог Константин Калачев сказал, что разговоры о «деколонизации» – «это безответственная и глупая политика ультрарадикалов», которая разбивается о социальные, экономические и политические вопросы.

«Такие призывы были и в 90-х годах и не нашли поддержки у населения. Ну и давайте вспомним, что во всех регионах, где титульные нации боролись за «деколонизацию», это оборачивалось преследованием русских. Вспомните исход русских в начале 90-х из республики Тыва. С такими друзьями идее демократии врагов не надо. При том, что в России сейчас нет явно выраженных центробежных сил, есть наоборот – центростремительные. Что мы можем видеть и в ходе СВО. Потому что буряты там вообще именем нарицательным стали. И они весьма активно участвуют в СВО, хотя, казалось бы, бурятам стоило бы поберечь себя, потому что в том же Улан-Удэ они уже не большинство», – сказал политолог.

Калачев уверен, что люди, которые говорят о «распаде империи», просто не знают тему.

«Все это похоже на глупую провокацию. И все эти заигрывания с малыми народами на тему «Давайте поделим Россию» должны хотя бы опираться на знание темы. Вот Башкирия – башкиры титульный народ, но не большинство. Есть еще русские и татары, или Удмуртия, где русских больше, чем удмуртов»

Константин Калачев

Он также напомнил, что у многих нацреспублик никогда не было собственной государственности.

«Есть у них запрос на отделение? Да кроме группы радикалов – нет. Кроме националистов, я не знаю, татарских, башкирских, у кого-то есть эти запросы? Нет же. Особенно принимая во внимание то, что большинство этих территорий – дотационные. Ни экономические, ни гуманитарные, ни политические аспекты не принимаются во внимание», – говорит Калачев.

Децентрализация 

В то же время политолог не преминул отметить, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе децентрализация и федерализация России неизбежна. Он напомнил слова главы Татарстана Рустема Минниханова от 2016 года о том, что «управлять такой огромной страной только из Москвы – невозможно», заметив, что теперь Минниханов так не говорит.

Константин Калачев. Фото: соцсети

«Мы стали централизованным унитарным государством со всеми издержками. При всем при том, что конкуренция между регионами была бы полезна стране. Но такая конкуренция предполагает расширение прав и возможностей регионов. В конце концов есть примеры ФРГ и США, где субъекты самостоятельны во многих вопросах. Рано или поздно станет понятно, что существующая модель (раздачи ресурсов регионам из Москвы и выравнивание «бедных» и «богатых» регионов) себя изжила», – считает политолог.

Если сейчас главы регионов – это наместники, распределяющие средства, которые получают из центра, и не имеющие политической самостоятельности, то в 90-х, например, главы регионов могли в интересах своего региона выстраивать экономическую политику самостоятельно. В том числе договариваться о партнерстве даже с иностранными партнерами.

Сейчас без разрешения центра такое практически невозможно. И такое недоверие к региональным элитам тормозит развитие страны.

«Когда из Москвы решают вопросы условного Приморья, получается хорошо далеко не всегда. Реальное местное самоуправление нужно развивать»

Константин Калачев

Публицист «Историк-алкоголик», отвечая на вопрос, насколько массовы сейчас идеи сепаратизма и деколонизации России, скептически отметил, что сторонников у этой идеи не так много. 

«Политические идеи спектра от ярого сепаратизма с деколонизационной риторикой до умеренного регионализма и децентрализации существуют во всех странах, которые хотя бы чуть-чуть выходят за пределы понятия «национально-гомогенное государство». Существуют они, естественно, и в России. Другое дело, что на данный момент это исключительно маргинальные движения».

«Историк-алкоголик»

Он уверен, что если сравнивать с басками и каталонцами в Испании, валлонами в Бельгии, ирландцами в Великобритании, то общее количество граждан, которые считают, что от РФ необходимо отделяться, «до смешного мало».

«Тему деколонизации разгоняет несколько десятков активистов, в основном находящихся в эмиграции, напоминающих скорее фандом нишевого аниме, чем грозную сепаратистскую организацию», — заявил публицист.

Вопрос деколонизации сейчас может быть умело оседлан антивоенными активистами, к тому же нельзя отрицать, что люди поднимают действительно важные вопросы, в том числе и о сохранении своей идентичности и культуры. Но просто взять и порвать с Москвой невозможно и никому не нужно: а) этому нет политических и экономических предпосылок; б) регионам это не выгодно. К тому же разделение редко проходит бескровно, а в России — напомним ещё раз, — подобные разговоры вообще уголовно-наказуемы.

То есть вне зависимости от происходящего в Украине, хотеть деколонизации России – это хотеть не только идентичности и самостоятельности, но и новых горячих точек, вспышек национализма и экономических проблем.

* Ахмед Закаев внесен в список террористов и экстремистов

Следите за нашими
обновлениями

Осторожно, новости

новостной телеграм-канал

Осторожно, Москва

столичный телеграм-канал

Кровавая барыня

публичный телеграм-канал

СОБЧАК

личный телеграм-канал

Ксения Собчак

аккаунт в VK

Осторожно, подкасты

телеграм-канал подкастов